Наверх

Поисковый отряд "Вертикаль"

Главная / О нас / Публикации / Брянские миряне

 

 

Великая Отечественная война от  нас все дальше и дальше. Уходят и ветераны — герои, защитники Родины. Но в истории той  кровопролитной войны еще немало темных пятен. Многие семьи так и не  узнали о судьбе своих отцов, дедов, прадедов, пропавших без вести. Чтобы установить историческую правду, кропотливую работу на протяжении уже 6 лет, с 2007 года, ведут брянские поисковики из  группы «Вертикаль».

 

 «Лопаты стальное лезвие ударится в каску мою…»

 

Участники группы, в основном бывшие военные, люди, которые не понаслышке знают о чести, долге и сами защищали Родину. Они каждый год вы-езжают на раскопки, участвуют в Вахтах Памяти, и основным долгом считают поиск погибших бойцов. Православная Церковь с особым почитанием относится к памяти воинов, на поле брани за Веру и Отечество живот свой положивших. Священнослужители обязательно присутствуют на перезахоронениях останков бойцов и отпевают погибших. А 9 Мая ежегодно во всех церквях совершается поминовение усопших воинов.

Иконку в Чечне зашил в полевой погон

Руководит поисковой группой «Вертикаль» (она официально зарегистрирована в Брянском региональном общественном движении военно-патриотических и поисковых организаций «Отечество») военный в запасе Владимир Шитиков. В Великую Отечественную войну двоюродному деду Владимира — Матвею Васильевичу Удалых посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. Матвей Васильевич погиб под городом Обоянь Курской области и (вот как интересно события развернулись!) был найден поисковиками в 1986 году.

— Ксожалению, наперезахоронение мои дедушка с бабушкой не смогли поехать, а я был еще подростком. Награду же они передали в музей, — рассказывает Владимир.

Отец Владимира Григорий Никифорович — бывший летчик, сейчас на пенсии. Владимир тоже стал летчиком. Был «ушами» самолета — занимался обеспечением радиосвязи. До 98-го служил в авиации. С 2000 по 2002-й, во вторую чеченскую кампанию, — в разведывательно-десантном батальоне. Об этой вехе своей жизни вспоминать не любит. На вопрос о ранениях отвечает: «Так, царапины... Живой же!» Всю войну Владимир проносил на груди маленькие бумажные иконки святителя Николая и Святой Троицы, зашитые в полевой погон.

— Уменя с крестин эта бумажная иконка святого Николая Чудотворца, других-то не было, ведь 71-йгод на дворе... Я ее до сих пор берегу, и она меня бережет, — говорит Владимир.

После Чечни он снова вернулся в авиацию. Недавно вышел на военную пенсию, сейчас работает главным инженером. Интерес же к поисковым работам был давно. Можно сказать, и они его преследовали. Вспоминает, как в Чечне, отправляясь с сослуживцами на очередное задание, натолкнулся на вещи погибших бойцов. Заметили в леднике черные слитки. Начали откалывать лед и вытащили армейские ботинки с шипами. Подумали, что это обувь наших ребят с первой кампании. Но на шевронах заметили изображение цветка эдельвейс. Это были немецкие солдаты... забрать с собой находку не смогли — не до того тогда было.

Три неправильных ответа — дежурный по  лагерю

 Становление группы «Вертикаль» было сложным.

— Трудно было подобрать людей, — рассказывает Владимир. — Многие считали, что не нужно тревожить мертвых. И моя задача была в том, чтобы вывести людей на место, показать им, чем мы занимаемся, чтобы они все это почувствовали, увидели и поняли, насколько полезное дело делаем. Какую доставляем радость родственникам погибших, когда находим останки бойцов. Я часто вспоминаю строчку из стихотворения Алексея Аниськова «Лопаты стальное лезвие ударится в каску мою, и я не пропавший без вести, а с честью погибший в бою!» Александр Суворов говорил: «Война закончена лишь тогда, когда похоронен последний солдат». Вот если бы нашли моего деда Тимофея (кстати, в его честь назвал своего сына), который пропал без вести на войне, я был бы счастлив.

И все-таки нашлись люди, которым по душе пришлась поисковая работа. Сложился крепкий костяк из мужчин 30-45 лет. Это заместитель руководителя Филипп Иванов, военный пенсионер Андрей Руденцов, летчик Андрей Говяженков — служит в Сеще, москвич с брянскими корнями Олег Чернов, тоже военный пенсионер, и Александр Анодин, в прошлом военный. Есть и студенты. Один из них — Максим Панасенко сейчас служит в армии, в морской пехоте.

— На Вахте Памяти корреспондент задает ему вопрос: «А вы хотите идти в армию, или попытаетесь «откосить»? На что последовал жесткий ответ: «Это не обсуждается. У нас в армии служат все», — рассказывает руководитель группы. — Ведь что такое группа? Это дисциплина, установленные нормы порядка. Армия — то же самое. Для ребят, которые занимались у нас, служба не страшна. Они сформировавшиеся личности, не боятся общения с людьми, коммуникабельны. Максим еще в учебке получил ефрейтора, а сейчас он младший сержант. Надеемся, что после демобилизации он успееет приехать на Вахту. Грамотный парнишка, хорошо знает историю, инициативен, нам такие люди нужны.

Чтобы стать членом группы, нужно пройти испытательный срок — один год. Предпочтение отдается отслужившим парням. Для тех, кто не был в армии, особо строгий подход. Сдача зачетов в полевых условиях. Три неправильных ответа, и, пока группа в поле, ты дежуришь по лагерю. Можешь оставаться им вечно — сиди, охраняй лагерь, пока не изучишь необходимую литературу.

— Наша ответственность за людей очень велика, — говорит Владимир Шитиков. — Нужно досконально изучить рекомендации по обращению с взрывоопасными предметами. Знать их в лицо, уметь с ними общаться, знать, что трогать, что нет. Поэтому и требования к новичкам серьезные. Ведь большинство немецких боеприпасов сделаны из цветных металлов и нержавеющей стали и взрыватели в них до сих пор находятся в превосходном состоянии. Опасны бутылки с зажигательной смесью. При взаимодействии с кислородом они моментально могут загореться. Так что ситуацию никогда нельзя и недооценивать, и переоценивать, к ней нужно относиться хладнокровно и расчетливо.

Впрочем, молодежь приходит в группу с разными целями. Кто-то за романтикой, а кто-то за наживой, ставит целью нахождение исторических артефактов, дабы потом продать и обогатиться. Но такие в «Вертикали» долго не задерживаются.

 — Самое обидное, что многих привлекает корысть... — вздыхает руководитель группы. — Мы же за все время ничего не продали, все найденное отдали в музеи. И дома никакого архива из находок нет.

 Да и существует группа на свои кровные — ежемесячные взносы. Экипировка: металлоискатели, навигаторы, радиостанции, сапоги, лопаты... — все куплено на собственные деньги.

 — Сейчас нужен глубинный металлоискатель. Стоит он 120 тысяч рублей. Если бы кто-то оказал нам спонсорскую помощь, были бы очень рады, — говорит Владимир. — Нам предлагали помощь, но на таких условиях, что невозможно было согласиться — все наши находки отдавать спонсору. А какой тогда смысл в нашей работе?!

Семечка пролежала в кошельке 70 лет

Уже шестой год поисковики работают в Смоленской области, под городом Ельня. Ельнинский выступ в 41-м сдерживал при наступлении на Москву большую часть немецких войск. В этих местах брянские поисковики подняли 15 павших в бою воинов, но лишь один был именной — Иван Степанович Касаткин. Он пролежал 70 лет в болоте, лишь слегка присыпанный перегноем и листвой. При нем нашли подписанный котелок, ложку и кожаный истлевший кошелек с советскими монетами. Еще в небольшом кошелечке лежала жареная семечка...

Трудно сказать, кем был Касаткин, говорят поисковики, но, судя по военной амуниции, остаткам пулеметных лент, патронной коробки от пулемета, можно предположить, что пулеметчиком. Тем более местные жители рассказывали, когда еще до нас копали канаву, нашли пулемет «Максим».

— Вообще же именные находки — большая редкость. Вещдоки либо сгнивают, либо их просто не существовало. А в 41-м медальоны и вся экипировка была только у воинов Красной армии, а у мобилизованных ничего, — рассказывают поисковики. — И, увы, чтобы найти родственников Касаткина, нет практически никакой зацепки.

Под Ельней весной традиционно проходит Вахта Памяти. Сюда съезжаются десятки отрядов из разных городов и весей, даже из Удмуртии и Татарстана. Вот немного статистики. За 10 дней всеми поисковиками в поле и окопах в этом году было поднято 452 человека. Из них у 42 бойцов установлены имена. А останки пятерых воинов сразу же увезли домой родственники. Поисковики вспоминают, как года четыре назад за своим дедом на Вахту на фуре приехал внук-дальнобойщик с сыном. От этой трогательной встречи-прощания даже у мужчин защемило сердце... Так и увез внук гроб со своим дедом, которого и не видел-то никогда, на седле тягача в город Чкаловск Московской области, чтобы похоронить на семейном кладбище.

Чтобы найти бойца, поисковикам приходится истоптать не один десяток километров, вырыть кубометры земли... Порой все вхолостую. А когда находят, искренне радуются.

— У того, кто участвовал в подъеме бойцов, неизгладимые впечатления остаются на всю жизнь, — говорит руководитель группы. — Помню, однажды вечером мы вдвоем с Олегом Черновым пошли на разведку и нашли двух бойцов в одной ячейке. Они были из дивизии народного ополчения, погибли от прямого попадания в их окоп немецкой мины. Уже стемнело, так что поднять останки мы не успели. Пришли на следующее утро. Погода прекрасная, на небе ни облачка. Подняли останки бойцов, и только когда уже стали делать времянку, чтобы их похоронить, небо вмиг стало черным, и на целый день зарядил дождь. Нам как бы свыше дали возможность довести это дело до конца, тем более это был последний день перед отъездом. Местных жителей мы попросили приглядывать за могилой, пока не заберут останки, чтобы перезахоронить на ближайшей Вахте Памяти. Все прошло благополучно, и бойцов как положено, после отпевания, предали земле.

Каждая мелочь ценна

В музее Сещинского полка есть экспозиция, посвященная группе «Вертикаль». Поисковики просят передать особую благодарность майору Зайцеву Е.А. и всем, принимавшим участие в ее организации. Там рассказана история группы и представлены ее военные находки. А 23 февраля 2012 года поисковиков наградили медалями «За активную работу в поисковом движении».

Находки у них разные — от советских монет 1936–1940 годов до остатков наших танков. Найденные артефакты поисковики передают в музеи. К примеру, кавалерский карабин сейчас хранится в музее на Партизанской поляне. В музее города Солнечногорска в Московской области экспонируются два газовых немецких фонаря, найденных брянскими поисковиками. Это большая редкость. Внешне они похожи на старинные железнодорожные фонари, но сделаны из латуни и работают на карбиде и воде. Они изготовлены еще в фашистской Германии в 1936 году. Бывают и случайные находки. Так, однажды нашли бляху времен Александра II «Инженерные войска» в идеальном состоянии. А еще сургучовую трубчевскую печать по налогам и сборам 1847 года.

— К сожалению, многие молодые люди не знают историю, у некоторых даже поднимается рука стрелять в исторические знаки, памятники... — говорит руководитель группы «Вертикаль». — Но, как говорится, знай прошлое, живи настоящим и помни о будущем. Нужно знать свою историю, и тогда будешь любить свою Родину по-настоящему. А у нас еще и наглядная история. Ценности сейчас не те. Мы стараемся объяснить это людям, которые к нам приходят. Ведь в мирное время не замечаешь того, что ценится в военное. Там каждая мелочь ценна. Вот эта семечка в кошельке Касаткина была обречена лежать веками, но нет, ты первый после него берешь ее в руки спустя 70 лет. И эта связь времен придает определенные силы, и чувствуешь себя как-то иначе, невозможно передать.

Елена Ларина

© 2013 — 2018 Поисковый отряд "Вертикаль"
Создание сайта — компания "Альма", 2013